Апология человека

Апология человека

Издательство: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Москва
Год издания: 2004
Тираж: 1000

Формат 70х100/32 (120 мм х 170 мм); 176 страниц; мягкая глянцевая обложка; офсетная бумага
В книгу известного православного писателя Олеси Николаевой вошли избранные стихотворения, а также роман в стихах «Августин» и стихи в прозе, объединенные общим названием «Апология человека».

Рецензия на книгу «Апология человека»
(опубликована в юбилейном номере журнала «Татьянин день»)

Как-то Олеся Николаева в своей книге «Православие и свобода», рассуждая о нынешнем веке, назвала его «царством тотальной человеческой низости». В том смысле, что никогда еще низость столь уверенно и успешно не претендовала на статус нормы, не навязывала себя в качестве образца человеческого поведения. В таких условиях человек, так или иначе вынужденный адаптироваться к этому вывернутому наизнанку миру и не имеющий при этом никакой христианской основы, то есть абсолютно духовно дезориентированный, подстраивает себя под существующие стандарты. Поскольку в этом обществе позорно быть не таким, как все, он подчиняется расхожему шаблону, нивелируя свои индивидуальные черты. Подчиняясь голосу собственного своеволия, он убивает в себе неповторимую личность.

Нынешняя цивилизация, по мнению поэта, направлена на переработку природы человека — ей не нужны живые творческие личности с их страданиями и откровениями, ей нужны запрограммированные, «нравственно обеспеченные» роботы, манипулируемая масса, с помощью которой можно реализовать собственные нехитрые потребности.

Новая книга О. Николаевой называется «Апология человека». В переводе с греческого апология означает «защитное слово, оправдание». То есть поэт создает некое слово в защиту человека, пытаясь в нем самом раскрыть нечто, что, поможет ему не стать роботом или таким, как все, а раскрыться во всю полноту, стать самим собой, поэт хочет показать человеку самого себя, такого, каким он должен стать по Божественному о нем Замыслу.

Олесе Николаевой, как поэту, безусловно, талантливому, удается проникнуть в самые глубины сердца человеческого. Гоголь в своей «Авторской исповеди» писал: «От малых лет была во мне страсть замечать за человеком, ловить душу его в малейших чертах и движеньях его, — и я пришел к Тому, Который один полный ведатель души и от Кого одного я мог узнавать полнее душу». Глубже проникая душу человека, писатель прозревает такие ее глубины, где он уже не может не встретиться с его, человека, первопричиной, с его Творцом. Так и автор нынешней книги, изучая человека, не останавливается на поверхности явлений, но прозревает их корень, их Божественное начало.

Поэт отмечает в очередной раз, как человек, живя в обществе, вынужден так или иначе подлаживать себя под его стандарты, кроить свою бессмертную душу по моде нынешнего века, сковывать ее кандалами стереотипов, освободиться от которых почти невозможно:

    Я — богатый юноша, и мне жалко
    Расставаться с сабелькой из Эфеса,
    И с камзолом бархатным с алой лентой,
    И с пером на шляпе, и с крепким перстнем…

    С этой гордой складкой у губ, с повадкой
    Молодого рыцаря, и с посадкой
    Верховой, с пружинистою походкой,
    С подбородком, выплывшим легкой лодкой.

Такая зависимость от внешних обстоятельств делает человека очень неустойчивым и подверженным малейшему влиянию извне: «Неустойчив все-таки человек — то и дело дает крен: из стороны в сторону пошатывается». Попытка найти в этих зыбких основаниях опору бытия и осознание невозможности опереться на них, стремление стать «не хуже других», отсутствие покоя, делает человека испуганным, забитым, обиженным на все человечество, жалким: «Жалок человек и наивен, когда изменяет себе».

Особенно остро вопрос стоит, когда речь идет о человеке творческом, наделенном всей силой самопознания. Тяжесть собственного «я», нереализованность кажется ему почти невыносимой. И единственный способ обрести голос, начать творить нечто новое, не бывшее до него — увидеть в себе самом своего Творца и добровольно подчиниться Ему. Стать самим собой можно только, отринув широкий путь, давно и уверенно исхоженный, погрузившись в свою неисчерпаемую внутреннюю сложность, предпочтя себя и свои лишь страдания и душевные противоречия и внутреннее богатство всему миру. Олеся Николаева сама, своим опытом, трудом и работой над своей душой показывает в своих произведениях, что обязанность и предназначение человека — раскрыть в себе образ и подобие Божие, реализовать первоначальный Замысел о себе. Для того, чтобы разглядеть в себе волю Творца, необходимо только одно — любовь. Поэт призывает любить и жертвовать собственным своеволием ради другого, ибо догадывается, «что будет с человеком, если его не любить».

Как верно заметила в предисловии к книге Елена Степанян, сборник отличает своего рода рамочная композиция — начинается он романом в стихах «Августин» и заканчивается стихами в прозе, объединенными общим названием «Апология человека». Несмотря на сюжетную разность, эти два произведения сближает то, что поэт стремился сделать очевидным для читателя на протяжении всей своей творческой жизни — что всех о том важнейшем, что соединяет людей, делает их не чужими друг другу, спасает их от самих себя — Любовь.

Другие книги из раздела «Поэзия»

"Пуста душа без храма"Леонид Дербенев
«Пуста душа без храма»
Стихи
130 ₽
В поисках истины и благодати Пучков Владимир Афанасьевич
В поисках истины и благодати
Стихотворения. Поэмы. Сказания.
65 ₽
Геометрия жизниНаталья Пискунова
Геометрия жизни
Стихи
300 ₽
Инокархимандрит Пимен (Благово)
Инок
Поэма
170 ₽
Июльская бабочка в осеннем трамваеНаталья Пискунова
Июльская бабочка в осеннем трамвае
Стихотворения
44 ₽
Новое небо Мизгулин Дмитрий Александрович
Новое небо
70 ₽
По тонкой кромке бытияСофия Никулина
По тонкой кромке бытия
Сборник нот и песен
125 ₽
Русский крест Мельников Николай Алексеевич
Русский крест
Поэма. Стихотворения разных лет. Воспоминания о Николае Мельникове.
100 ₽
Силлабические сонеты Жорж Пуассон
Силлабические сонеты
190 ₽
Стихи: из прежних и новыхиеромонах Паисий (Савосин)
Стихи: из прежних и новых
190 ₽
СтихотворенияВладимир Данчук
Стихотворения
50 ₽
Утренний ангел Мизгулин Дмитрий Александрович
Утренний ангел
130 ₽