Песни военных лет
CD

Песни военных лет
В исполнении Государственного Академического русского хора под управлением А. В. Свешникова

Издательство Саратовской епархии, Саратов
Год издания: 2005

Формат 140 мм х 125 мм; пластмассовая коробка в картонной обложке (+защитная пленка)

Содержание


  1. Шел ленинградский паренек (3:34)
    слова А. Суркова, обработка А. Свешникова

  2. Я убит под Ржевом (3:23)
    Р. Щедрин, А. Твардовский

  3. Как дорог друг (2:27)
    Р. Щедрин, А. Твардовский

  4. В землянке (5:27)
    К. Листов, А. Сурков

  5. Прошла война (2:17)
    Р. Щедрин, А. Твардовский

  6. Журавли (5:21)
    Я. Френкель, Р. Гамзатов перевод Н. Гребнева

  7. К вам, павшие (4:27)
    Р. Щедрин, А. Твардовский

  8. Катюша (1:54)
    М. Блантер, М. Исаковский

  9. Шуми, Амур (5:10)
    В. Румянцев, С. Феоктистов

  10. Соловьи (6:29)
    В. Соловьев-Седой, А. Фатьянов; обработка Егорова

  11. Горы Воробьевские (4:47)
    русская народная песня; обработка А. Свешникова

  12. Звонили звоны (4:24)
    русская народная песня; обработка А. Никольского

  13. Смело, друзья, не теряйте бодрость в неравном бою (3:00)
    революционная песня

  14. Там, вдали за рекой (4:58)
    А. Флярковский, Н. Кооль; обработка А. Свешникова

  15. Среди долины ровныя (4:43)
    русская народная песня, слова А. Мерзлякова; обработка А. Свешникова

  16. Снег седины (6:22)
    Г. Пономаренко, В. Боков; обработка А. Свешникова

  17. Бухенвальдский набат (3:26)
    В. Мурадели, А. Соболев; обработка А. Свешникова

  18. Плещут холодные волны (Варяг) (4:38)
    русская народная песня

Статья из буклета

Александр Васильевич Свешников (1890-1980)

На этом диске представлено то, что можно назвать классикой национального хорового пения песни военных лет в исполнении Государственного Академического русского хора под управлением А. В. Свешникова.

Биография этого выдающегося хормейстера отразила в себе все главные черты эпохи, в которую он жил Александр Васильевич родился в 1890 году в подмосковной Коломне, с детства пел и затем регентовал в церковном хоре В 1906 году он поступил в Московскую народную консерваторию к замечательному музыканту и педагогу Б. Л. Яворскому, затем учился в московском Филармоническом училище у известного композитора А. Н. Корещенко, преподавал пение в московских школах. Вопреки часто повторяемым утверждениям, Александр Васильевич никогда не занимался в знаменитом Синодальном училище церковного пения и не имел регентского диплома этого училища. Другое дело, что он, конечно, много раз слушал Синодальный хор, хорошо знал его традицию и сам принадлежал к ней. Так, в некоторых воспоминаниях указывается, что в 1920-х годах москвичи — ценители церковного пения часто приходили в храм Успения на Могильцах около Пречистенки, чтобы послушать прекрасный хор, исполнявший песнопения авторов «московской школы», особенно А. Д. Кастальского Этим хором руководил молодой регент Александр Свешников. Однако к концу 1920-х годов ему, как и другим знаменитым московским хормейстерам (например, Н. М. Данилину и П. Г. Чеснокову), пришлось навсегда оставить регентование в храме, и вся дальнейшая творческая жизнь Свешникова была связана со светскими учреждениями. Он был заведующим вокальной частью Первой студии МХАТа, затем — создателем и руководителем хорового ансамбля Радиокомитета Позже Свешников принял
участие в создании Государственного хора СССР, а в 1937-м возглавил Ленинградскую академическую капеллу, бывшую Придворную певческую, после кончины ее многолетнего руководителя «синодала» М. Г. Климова. В 1942 году Александр Васильевич стал организатором и руководителем Государственного Академического хора русской песни (впоследствии — Государственный Академический русский хор), во главе которого и оставался почти до конца своей длинной, насыщенной трудом жизни. Хор этот уверенно возглавлял все хоровое движение в нашей стране, концерты его всюду и всегда проходили при переполненных залах, а репертуар со временем стал огромным, включающим в себя все главные шедевры русской и мировой музыкальной классики.

Кроме Госхора, Свешников с 1944 года возглавлял созданное им же Московское хоровое училище для мальчиков, с того же года — кафедру хорового дирижирования Московской консерватории, с 1948 года в течение четверти века был ее ректором Он имел все возможные в ту эпоху награды и регалии, но его исключительно высокий профессиональный авторитет в музыкальной среде под держивался не административными мерами, а несомненными и очевидными для всех художественными достижениями.

Свешников был выдающимся педагогом, что проявлялось и в его работе с хоровыми коллективами, взрослыми и детскими, и в его преподавательской деятельности в Московской консерватории. Практически все наши крупные хормейстеры и хоровые педагоги старшего поколения вышли из его консерваторского класса покойный А. А. Юрлов, В. Н. Минин, С. С. Калинин, Б. И. Куликов, Б. Г. Тевлин, московские хоровики младших поколений это — очень часто «внуки Свешникова».

Что касается главного профессионального дела Свешникова — Государственного русского хора, то его формирование пришлось на самый тяжелый период Великой Отечественной войны, причем хормейстеру нужно было в этих условиях не только отбирать певцов и работать с ними, но и заново создавать репертуар. Поскольку же первоначально коллектив был именно хором русской песни, то возникла необходимость отыскивать песни и делать их переложения. Здесь очень пригодилась склонность к композиции, которую проявлял Свешников в молодые годы.

«Те дни, когда заново создавался хор, — рассказывал Александр Васильевич, — были нелегкими: мы много гастролировали по Уралу, Киргизии. Нам часто приходилось выступать на вокзалах, провожать на фронт… Нужду испытывали в самых необходимых для жизни вещах: и в пище, и в одежде. Спевки часто устраивали прямо в вагонах при свете свечей. Здесь же приходилось делать обработки песен…» Первый «официальный» концерт нового хора состоялся 20 июля 1943 года в Большом зале Московской консерватории; сохранилась его программа, которая дает ясное представление о творческих намерениях Свешникова и о его понимании патриотизма: представлены и крестьянские протяжные песни, и старинные солдатские, и любимые всей Россией городские песни-романсы (такие как «Вечерний звон» или «Однозвучно гремит колокольчик»), и народные воплощения поэзии русских классиков. Сразу же определилось направление деятельности хора: Свешников не стремился к «фольклоризму» и ни в какой степени не повторял манеры и репертуара так называемых «народных хоров». Его задачей был высокий, лучше даже сказать — возвышенный, академический стиль представления слушателям песен любого жанра и времени. Тот стиль, в котором песня исторического или лирического склада близко подходит к духовному пению, который культивировался в песенных обработках московских авторов Нового направления — А. Д. Кастальского, А. В. Никольского и других.

О многочисленных и разнообразных песенных обработках Свешникова написано немало, но словами трудно передается их своеобразие. Один из хормейстеров — учеников Александра Васильевича писал: «Его обработки, подчас сложные, смелые, неожиданные, говорят об удивительном ощущении русской природы, заставляют вспомнить безграничность наших полей, где душа несется свободно. Орнаментация, при всем ее богатстве, не перевешивает чистоты мелодической линии, всегда ясна главная мысль…». Другой ученик Свешникова выразил ту же мысль иначе: «Особо драгоценное приношение Александра Васильевича культуре нашей — его уникальные обработки народных песен. Будто они всегда и были. Они как природные кристаллы — естественны и прекрасны. В огранке их — и воля мастера к совершенству, и строгая сдержанность средств, благоговение перед содержанием, безошибочный вкус».

Ровно так же относился Свешников и к «авторским» песням, в том числе к песням современных композиторов, представленным на этом диске: его обработки часто преображают авторскую мелодию, которую мы привыкли слышать в совсем другой манере, преображают и возвышают, открывая в ней смысл, быть может, не всегда ясный самому создателю этой мелодии, но угаданный народом, воспринявшим данную песню. Важно и то, что все свешниковские обработки сделаны для хора a cappella, то есть без сопровождения. Это — дополнительный фактор «возвышения» музыкального текста, он соответствует самой природе русского хорового пения как самобытного искусства: по словам Александра Васильевича, «слух ярче и отчетливее воспринимает краски голоса, не затененные инструментальным звучанием».

И еще об одной особенности манеры свешниковского хора необходимо сказать — об отношении к слову, всегда слышному, всегда превосходно произнесенному. «Без выпуклых, четких слов вокально-хоровая музыка неполноценна, — говорил Александр Васильевич. — Через слушание всегда видится то, о чем поется». Отношение к слову — это именно то качество, которое у хормейстеров и певцов старой русской школы шло от их опыта церковного пения или регентования. Надо заметить, что Александр Васильевич Свешников, перестав управлять хором в храме, никогда не порывал с традицией духовного пения и, находясь на высоких «номенклатурных» постах, тем не менее находил возможность не только применять опыт своей молодости в работе со «светской» музыкой, но и даже исполнять духовную музыку русских композиторов — пусть по необходимости с другими названиями или с заменой словесных текстов. Он шел на это ради любви к духовной музыке, ради ее сохранения для слушателей новых поколений. И судьба позволила Свешникову увенчать свой жизненный путь такой записью Всенощного бдения Рахманинова, которая и теперь, спустя скоро полвека, остается непревзойденной и, наверное, всегда будет таковой.

Марина Рахманова

Другие диски из раздела «»

Итальянская хоровая музыка XVIII векаИтальянская хоровая музыка XVIII века
Государственный Академический русский хор (Регент: Александр Свешников)
120 ₽
Русские народные песни. Выпуск 3.Русские народные песни. Выпуск 3.
В исполнении Государственного Академического русского хора под управлением А. В. Свешникова. Записи 1950-х годов.
140 ₽